14:36 

Побег Гая Гисборна из Нотимгема

А й д и
Со всех сторон взирает пропасть, но повторяю неотступно: "Над пропастью построю крепость и будет крепость неприступна" (С)
Гай - Айди
Генри - Рэйлин

Калитка в воротах Ноттингемского замка со скрипом отворилась и Гай Гисборн пошатываясь прошел мимо ошарашенного стражника - тот никак не ожидал увидеть помошника шерифа пешим, в одиночку да еще в таком виде - лицо разбито, одежда порвана и перепачкана в грязи и крови. Да, что ни говори, а Малютка Джон был добросовестным парнем.
- Лорда .... Баренса ... убили.... - произнес Гай, с трудом ворочая языком. Можно было подумать, что эти затруднения вызваны ранами, на самом же деле Гай Гисборн был мертвецки пьян.
- Как – убили? – вопрос стражника был явно риторическим и ответа не требовал. Почти сразу же вокруг Гая завертелась какая-то кутерьма, кто-то что-то спрашивал, кто-то , перекрикивая остальных, пытался что-то объяснить, было очень много полузнакомых и совсем незнакомых лиц. А потом откуда-то вдруг вынырнуло очень знакомое лицо, которое принадлежало Генри де Ласи. Оно было смертельно бледным, и под глазами резкими тенями легли черные круги.
- Гай? – с тревогой прозвучал голос бывшего шерифа. Гай понял, что сидит в кресле перед камином, а в кресле напротив расположился де Ласи.
- Сэр Генри, - даже сквозь хмельной туман Гисборн понимал, что слышать их могут слишком многие, а потому старался говорить официальным тоном, - Я принес скорбную весть - лорд Баренс погиб. Это было нападение.
- Дьявол меня побери, Гай, что случилось?! – отвернувшись, де Ласи быстро и негромко отдал какие-то приказания и вскоре слуги принесли горячую воду, полотенца, смену одежды… - Да говори ты толком! Какого черта тебя туда понесло?! Я чуть не спятил, когда услыхал, что ты поехал охотиться в Шервуд! Идиоту Баренсу такое могло придти в голову, но ты!
Пламя мерно потрескивало в камине и блаженное тепло разливалось по телу. Комната уступала по размерам парадной зале ноттингемского замка, но была не в пример уютней – это был дом, который снимал де Ласи в «чистом» квартале города.
Гай дождался, пока слуги выйдут из комнаты.
- Генри, - сказал он, натягивая чистую рубаху, - Сначала это пришло в мою голову, а уж потом в голову Баренса.
- Ты?! – глаза де Ласи полезли на лоб. – Гай, какого дьявола?! Почему ты весь в крови, была рукопашная? Как тебе удалось выбраться оттуда? И, ради всего святого, Гай, объясни – где ты успел так надраться?!
- В Шервуде, - не моргнув глазом ответил Гисборн и тут же стал серьезным как никогда. - Генри, то что я тебе сейчас скажу, будешь знать только ты. По мне плачет петля. Это я заманил Баренса в Шервудский лес, где его встретил Робин Гуд. Ну а как этот разбойник любит шерифов, ты знаешь...
- Так… - спокойно проговорил де Ласи, сжав губы в тонкую нитку. – Я могу понять, что ты решил таким образом разделаться с новым шерифом. Я могу понять, что тебе удалось уговорить Баренса поехать на эту охоту с малой охраной и что в лесу вас встретили вольные стрелки. И только одного я понять не могу… - Генри повернулся к другу и глухо проговорил. – Я не могу понять, каким образом тебе удалось остаться в живых. Гай, когда я узнал, что ты отправился в Шервуд, я решил, что ты собираешься совершить таким образом замысловатое самоубийство и утащить с собой на тот свет Баренса. Ты можешь себе представить, что я успел пережить за эти сутки?
- То же, что и я, когда ты спасал леди Мэрион, - спокойно ответил Гай. - Право же, Генри, я не знаю, почему остался в живых. Вероятно провидение было ко мне благосклонно. Клянусь святым Бенедиктом, я был уверен, что меня повесят вслед за Баренсом, но этого почему-то не случилось...
- Хочешь сказать, что сначала они тебя как следует отдубасили, а потом элем напоили? – скептически заметил де Ласи. – Ладно, к дьяволу…самое главное, что ты остался жив. Баренса, говоришь, повесили? Не могу сказать, чтобы я сильно об этом сожалел, - Генри слегка усмехнулся и отпил подогретого вина.
- Нет, - поправил друга Гай. - Сначала напоили, а уже потом отдубасили. Вернее я сам попросил Малыша Джона сделать это. Он мне чуть челюсть не свернул своими кулачищами. - рассмеялся Гай. - Но ты бы видел его глаза, когда я предложил ему набить мне морду.
- Даже так? – де Ласи наконец-то сообразил, о чем речь. – А я-то, дурак, думал, что ты ненавидишь разбойников и они платят тебе тем же…
Гисборн нахмурился.
- Так и было, Генри, - произнес он. - До сегодняшнего дня.
-Послушай меня, Гай… - с запинкой произнес Генри. – Что бы там ни произошло, я всегда буду на твоей стороне. Если ты предпочитаешь что-то умалчивать – видит бог, я не стану лезть тебе в душу и допытываться. И если тебе понадобится моя помощь, тебе стоит только сказать.
Изрекши эту туманную мысль, он откинулся в кресле и несколько минут молчал.
- Значит, шерифа в Ноттингеме больше нет…значит, ноттингемским шерифом будешь ты. А, сэр Гай? Позвольте засвидетельствовать вам мое почтение…
Гай отпил вино из кубка и устало посмотрел на друга:
- Да что вы сговорились что ли? Какой из меня шериф.... Делать мне больше нечего!
- Кто сговорился? – не понял де Ласи. – А, впрочем, никуда ты не денешься. Король, наверное, через месяц снова будет тут…вот интересно, что он скажет.
- Уж лучше бы меня в Шервуде повесили, - вздохнул Гисборн. - Хотя у нашего короля тоже за этим дело не станет. Рано или поздно кто-нибудь да донесет ему....
- Донесет? О сговоре с разбойниками? – де Ласи задумался. – Хм…А кто, собственно, об этом знает?
- Робин, Алан, ты и я, - Гисборн сделал глоток из кубка. - Но подозрения возникнут непременно. Я ж единственный из всей свиты Баренса, что остался жив. А о моей нелюбви к нему еще многие помнят.
- Ну, мы с тобой не в счет…- проговорил шериф, тупо глядя в пламя камина. – А вот те, другие….дьявол, они будут молчать только пока им это выгодно, тем более, что Алан вряд ли воспылал к тебе сильной любовью даже сейчас…Но кто же им поверит?
- Видит Б-г, Генри, я не боюсь смерти, - Гай поставил кубок на стол. - Но мне небезразлично по чьему приговору я умру.
- Никому из нас не дано жить вечно на этом свете, - согласился де Ласи. – Но тебя не повесят, Гай, - ни новый шериф, ни король, ни Робин Гуд, ни папа Римский. Это я тебе обещаю.
- Неужели ты думаешь, что я боюсь, Генри? - Гисборн оторвал взгляд от языков пламени.
- Я знаю, что ты не трус, дружище… - де Ласи слегка улыбнулся и глянул на Гисборна. – Но кому охота помирать раньше времени?
- Верно, - рассмеялся Гай. - Сотню-другую грехов я бы еще совершил. Но главное, что саксы теперь попритихнут. Мне бы хотелось в это верить.
- Да уж не то слово… - кисло заметил де Ласи. – Думаю, недели две теперь окрестные деревни будут пьянствовать не просыхая. И не только деревни, сдается мне…
Гисборн улыбнулся шальной улыбкой:
- Хотел бы я знать друг, , сколько бы они выпили, если б рядом с Баренсом висел я?
- Или если бы мне в свое время не удалось бежать, - ухмыльнулся и де Ласи. – Но раз они тебя не повесили, значит, не так уж сильно тебя и ненавидят.

Когда на следующий вечер после возвращения короля, Гаю Гисборну доложили, что король вызывает его для беседы, Гай понял, что этот вечер будет для него долгим. Войдя в кабинет, куда ему велено было явиться, он к своему удивлению, увидел там Генри де Ласи. Кроме них в кабинете никого не было.
- Приветствую вас, сэр Гай, - церемонно произнес де Ласи, не вставая с кресла. – Я рад отметить, что и вы также были милостиво приглашены на сию аудиенцию его величеством с целью торжественного надирания задницы. Нас уже двое, это радует. У нас численный перевес.
Гай кивнул другу и разместился в кресле рядом. Вскоре дверь кабинета вновь отворилась. Король Джон с истинно королевской пунктуальностью, опоздал на четверть часа.
Точность – вежливость королей, подумал де Ласи, поднимаясь и раскланиваясь. Язык сам произнес необходимые фразы, но мысли были где-то далеко…Что-то будет? На Гая де Ласи старался не смотреть.
Поднявшись из кресла, Гай поклонился королю.
- Доброго вечера, господа. - по губам короля скользнула его традиционная улыбка. - Сэр Гисборн, я слышал что не так давно Вы спаслись из лап разбойников. Вероятно, Вы родились под счастливой звездой. Может поведаете мне, как Вам удалось избегнуть опасности быть повешенным как бедняга Баренс?
- О, я тоже с удовольствием еще раз послушаю эту поучительнейшую историю! – мгновенно подхватил бывший шериф, не давая королю сориентироваться. – Я вновь и вновь готов слушать этот захватывающий рассказ о неравной схватке милорда Баренса с коварными и подлыми разбойниками Робин Гуда! Клянусь, каждый раз я сжимал кулаки в бессильной ярости от того, что меня не было там и я ничем не мог помочь шерифу и сэру Гаю! О, если бы я только был там…эти негодяи бы так легко не отделались, а шериф не пал бы смертью храбрых…

Неся всю эту чудовищную ахинею, де Ласи чувствовал небывалый прилив сил. Давно ему не было так спокойно на душе.
Гай посмотрел на друга как на умалишенного, лицо же короля изобразило легкое удивление:
- Вы говорите, была схватка, сэр де Ласи? Но где же трупы убитых ими разбойников? Почему кроме трупов лорда Баренса и его свиты не было найдено ни одного тела?
- Я так полагаю, ваше величество, - со всевозможной почтительностью заметил де Ласи, - что разбойники унесли своих убитых и раненных, тела же шерифа и стражников оставили на поживу лесному зверью… - бывший шериф Ноттингема позволил своим глазам вспыхнуть искрой гнева. – Они же нехристи, хуже сарацинов и евреев.
- А где же следы схватки? - не унимался король Джон. - Если схватка была столь ожесточенной, то почему на телах не обнаружено ни рубленных, ни колотых ран?
- А их там не обнаружено? – очень удивился де Ласи. – Интересно, кому пришло в голову их искать, а главное, зачем….Видимо, эти подлецы применили свой излюбленный метод – стреляли из засады. Меня там не было, знаете ли, ваше величество. Я не видел.
Этот словесный поединок доставлял де Ласи ни с чем не сравнимое удовольствие. Краем глаза он видел странное выражение на лице Гая, но это его нисколько не беспокоило. Он был в ударе.
Помощник шерифа молчал, словно в рот воды набрав - Гай Гисборн был не силён в подобных пикировках.
- Не только не обнаружено, - усмехнулся король. - Более того - похоже никто из тех, чьи тела были найдены НЕ УСПЕЛ даже вынуть меч из ножен. Судя по всему их там ждали.
- Кто бы мог подумать! – де Ласи в изумлении вздернул брови. – Выходит, эти мерзавцы устроили засаду! Значит, откуда-то им удалось узнать, что шериф будет проезжать именно этой дорогой! Я всегда был уверен…- бывший шериф значительно понизил голос, - что эти отродья знаются с дьяволом и не чураются самого гнусного и богопротивного колдовства. И я также слышал… - де Ласи поколебался, но все же продолжил, понизив голос почти до шепота, - …что они поклоняются древним языческим богам кельтов, и те порой отвечают на их просьбы…
На этот раз на бывшего шерифа как на умалишенного посмотрел король Джон.
- Сэр де Ласи, - тоном приходского священника произнес он. - Вам должно быть известно, что никаких языческих богов никогда не существовало. Никаких, - еще раз повторил он, - кроме спасителя нашего, Иисуса Христа. Поэтому я склонен искать более земные причины. И хотел бы я знать только одно, - король пристально посмотрел на друзей, - КТО навел лесных стрелков на лорда Баренса?
Де Ласи не мог позволить себе такой роскоши – посмотреть на короля как на полного идиота. А жаль. Потому что его величество явно надеялся, что один из друзей или оба они тут же раскаются в своем нехорошем поведении, подобно нашкодившим сорванцам.
- Кто же это мог быть…- бывший шериф Ноттингема в задумчивости прикусил губу. – Видимо, у этих негодяев были свои люди в Ноттингеме. Возможно даже среди городской стражи…хотя нет, это невозможно. Этих людей я хорошо знаю и готов за них поручиться. Видимо, интрига тянется из Лондона.
- Интрига? Из Лондона? - король округлил глаза, но уже через несколько мгновений его лицо вновь приняло бесстрастное выражение. - Я имею неопровержимые доказательства, что лорда Баренса заманили в ловушку Вы, сэр Гисборн, а Вы, сэр де Ласи, пособничали своему другу.
- Он тут не при чем, мессир, - Гай наконец-то проронил хоть слово и тут же понял, что уж лучше бы он и дальше продолжал молчать.
- Вы обвиняете меня в сговоре с разбойником? – холодно проронил де Ласи, скрестив руки на груди. – Гай, сделай милость, заткнись… Надеюсь, вы понимаете, ваше величество, что такие обвинения не делаются голословно. Я был бы весьма рад, если бы вы соблаговолили мне продемонстрировать означенные доказательства.
Гай уже и сам понял, что сказал лишнее.
- Все очень просто, сэр де Ласи. - улыбнулся король. - Один человек видел вашего друга входящим в трактир "Синий кабан" и беседующим там с подозрительной личностью, по описанию похожей на Робин Гуда. Он тут же поспешил донес... доложить об этом лорду Баренсу, но не застал того на месте. А потом вышло так, что этого человека свалила лихорадка. Когда же он поправился, Баренс уже отправился в мир иной.
Я готов держать пари на что угодно, сэр де Ласи, что и Вы знали об этом разговоре.
- По описанию похожей на Робин Гуда? – де Ласи поднял левую бровь. – А, собственно, откуда этот благонамеренный христианин знает, на кого похож Робин Гуд? Насколько я понимаю, этот разбойник крайне редко оставляет в живых тех, кто мог бы потом его описать. Даже я, бывший шериф Ноттингема, не знал, как он выглядит. Я надеюсь, ваше величество, что обвинения эти не голословны и что вы, конечно, сможете свести меня с этим человеком…дабы прояснить, кого он там видел и где.
- Этот человек уже покинул нас - лихорадка его одолела. - с деланной печалью ответил король. - Не думаю, что он бы стал врать на смертном одре. А посему я более чем уверен в том, что вы оба виновны в сговоре и измене. Посидите тут до моего возвращения - у вас есть полчаса чтобы сознаться в содеянном. - король улыбнулся. - А иначе у меня найдутся иные способы заставить вас сказать мне правду. - с этими словами король покинул кабинет.
- Кажется, у тебя проблемы, Гай, - светским тоном заметил де Ласи, покусывая губу. – Черти бы драли этого разбойника, не мог позаботиться как следует, чтобы обеспечить секретность… Король не шутит. Что ты теперь думаешь делать?
- Ему проще - ушел в лес и был таков, - хмуро заметил Гай Гисборн. - А впрочем, и я могу уйти....
- Ты о чем, Гай? – де Ласи нахмурился и посмотрел прямо в глаза другу. – Послушай…ведь этот венценосный мерзавец и впрямь не шутит. Он полон решимости отомстить тебе за смерть своего любимчика. Гай, ты должен бежать. И чем скорей, тем лучше.
- Что я и собираюсь сделать. Меня другое беспокоит - он ведь говорил о нас обоих. Ты-то что предпримешь?
- Ничего…- де Ласи слегка усмехнулся. – Как бы он ни старался, но доказать мою причастность он не сумеет. Я не собираюсь бежать…да и некуда мне бежать, откровенно говоря. Не беспокойся за меня, дружище, я сумею за себя постоять.
- Мда.... - Гай поскреб подбородок. - Сдается мне, что ты забыл, с кем дело имеешь.... - он поднял глаза на друга. - А то пошли со мной в Шервуд, а?
- В Шервуд? – глаза де Ласи блеснули стальными клинками. – К Робин Гуду? Вот уж кто-кто, а он меня точно не помилует. Я бы и тебе не советовал… не стоит верить его словам, Гай.
- Другого пути у меня нет, Генри. Что-то не хочется мне гибнуть от рук палача. А там у меня есть шанс умереть в бою...
- Как знаешь, дружище… - тяжело вздохнул де Ласи. – Хоть и неприятно мне, что ты в разбойники идешь, а отговаривать тебя не имею права. Делай, как знаешь…и лучше поспеши, тебе надо из замка поскорей выбраться, пока стражу не подняли.
Гай подошел к окну, подтянулся и сел в проеме.
- Передавай привет Его Величеству, - рассмеялся он и добавил уже серьезно. - Будь осторожен с этой старой лисой.
С этими словами он исчез в проеме окна.
Тихий ветерок шелестел в ветвях деревьев. В отблесках костра смутно угадывались силуэты сидящих вокруг него людей.
- Я пришел, Робин, - спокойно произнес Гисборн, глядя в темноту.
- Давай сюда, Гисборн! – не вставая, Робин Гуд приветственно махнул рукой. Он сидел у костра в окружении дюжины таких же, как он, бродяг в зеленом. – Эй, ребята, у нас пополнение!
Гая усадили у костра, сунули ему в руки кружку с элем, одобрительно хлопали по плечу…Ему действительно были рады. Словно бы еще несколько дней назад эти люди не были его заклятыми врагами.
Гай Гисборн ничего не понимал. Он ожидал чего угодно, только не такого радушного приема.
- Теперь ты – один из нас, Гисборн, - усмехнулся и сам Робин Гуд, поймав недоуменный взгляд норманнского рыцаря. – Такой же, как и все мы. А у нас не принято вспоминать, кем был человек до того, как стал вольным стрелком. Мы все вне закона и поэтому мы все держимся друг за друга.
Он зачерпнул из котелка горячей похлебки и подул на ложку.
- Что там слышно, в Ноттингеме?
- Наш добрый король, если не врет, конечно , - усмехнулся Гай, - утверждает, что какая-то сволочь видела нас с тобой тогда в "Синем кабане".
Робин Гуд нахмурился. – Значит, его ищейки действуют лучше, чем я полагал… Надо будет проверить, завтра же пошлю людей. Тамошний трактирщик – мой человек, неглупый и глаза у него на нужном месте. Если там кто и крутился из посторонних, я узнаю.
- Король еще сказал, что этот любопытный уже умер, но я бы не стал верить нашему доброму королю, - добавил Гай.
- Если жив – мы его найдем…- мрачно усмехнулся Робин. – Если мертв – тоже найдем. Если же его никогда и не существовало…вот это уже интересней. Выходит, какая-то птичка напела королю про наш уговор. Неплохо бы ощипать ей перышки…
- А я-то думал, что в "Синем кабане" в тот вечер были только твои люди, Робин.... - хмыкнул Гай.
Разбойник негромко рассмеялся.
- Еще чего не хватало, таскать за собою всех своих молодцов… Моих там было только двое, они следили за дорогой. На тот случай, если бы ты приготовил какой-нибудь сюрприз. Ладно… с этим я разберусь.
- Ты позволишь мне пойти в город? – сидящий у того же костра Алан э Дэйл с надеждой глянул на Робина. – Я все узнаю…
- Сюрпризы не по моей части, - заметил Гай и бросил взгляд на Алана. - И чего ему неймется? Ведь поймают же когда-нибудь...
- Не тебе же в город соваться, Гисборн… - хмуро проговорил мальчишка, не глядя на Гая. Он был единственным из лесных стрелков, кто не проявил энтузиазма по поводу пополнения их рядов. – Тебя там как раз ждут… с распростертыми объятиями. А я еще ни разу не попадался.
- А между прочим, Гисборн прав, - жестко заметил Робин. – Твое лицо и так слишком примелькалось, Алан. Тебе бы отлежаться…
- Не то слово, - продолжил Гай Гисборн. - Его там и так каждый стражник знает…
- Ну, каждый – не каждый… - нахмурился Робин Гуд. – Но выбора у нас все равно нет. Не Джинни же туда посылать. Завтра ты идешь в Ноттингем Алан. И постарайся вернуться оттуда живым.
- Послушай, Робин, если следили за нами, то могли следить и за ним...Зря ты парня посылаешь...
- Придется рискнуть, - резко ответил Робин Гуд. – Я должен знать, что происходит в городе.
- Я пойду в Ноттингем вместо Алана, - раздался негромкий, но очень уверенный голос. Высокая рыжеволосая девушка в зеленом платье опустилась на землю рядом с Робин Гудом. – Я все узнаю и вернусь с новостями, Робин.
- Святой Бенедикт, помоги мне! - вздохнул Гай. - Вот только девок там и не хватало.
- Ты никуда не пойдешь, - устало ответил девушке Робин. – Даже не думай, Нэнси.
Девица насмешливо фыркнула, смерив Гая презрительным взглядом. У нее была светлая кожа, усеянная веснушками, и широко расставленные серые глаза.
- Когда на мужскую работу не находится мужчин, ее приходится выполнять женщинам. Кто-кто, а уж я точно слежки за собой не приведу. Да и стражники никогда не обращают внимания на женщин. И потом, Робин, - она мягко коснулась руки разбойника и он накрыл ее своей ладонью, - Ты ведь сам знаешь, мне идти в город безопасней, чем вам.
Про себя Гай отметил какое-то странное сходство между девчонкой и Робином - тот же овал лица, та же форма носа, те же глаза. "Сестра?" - пронеслось в голове.
- Твоя правда, Нэн, - нехотя признал Робин Гуд. – Ладно, иди…но ради всего святого, будь осторожней.
Гай поглядел на Робина как на умалишенного. Он , конечно, понимал, что и сам дьявол не пролезет туда, куда пройдет хорошенькая женщина, но все-таки разведку считал не женским делом.
Девушка перехватила взгляд Гая, задорно подмигнула ему, легко поднялась на ноги и исчезла в ночной темноте.
- Та еще стерва.... - вслед ей тихо процедил Гай.
Сильнейший тычок локтем в ребра вышиб из легких дыхание. Гай хватанул воздух ртом.
- Полегче, парень, - прошипели ему в ухо. – Если Робин услышит, тебе это не понравится.
- А она ему.... кто? - отдышавшись, осведомился Гай.
- Сестра она ему, - негромко ответили сзади. – И послушай доброго совета – держись от нее подальше.
- Так я и думал... - произнес Гай, хотя признаться, думал он редко.
На этот раз король Джон не опоздал - он вернулся ровно через полчаса после ухода. Заметив, что де Ласи в кабинете один, он с деланным удивлением спросил:
- А куда это сэр Гай пропал?
- Понятия не имею, - соврал де Ласи. В одном он был уверен – никакая сила не вытянет из него признания. – Должно быть, отправился прогуляться.
- В такую темень? Один и без охраны? - король улыбнулся своей излюбленной холодной улыбкой.
- А зачем, собственно, ему охрана? – пожал плечами де Ласи, уже не стараясь казаться вежливым. – Сэр Гай никогда не берет с собой телохранителей.
- Да мало ли что, - пожал плечами король. - Ночные дороги, знаете ли, небезопасны. Особенно когда уходишь от погони.
- От погони? – де Ласи вздернул бровь. Про себя он только ухмыльнулся. Попробуй-ка, поймай…
- Да, ведь всякое может случиться, - улыбнулся король и тут же его тон сменился ледяным. - Зато у меня есть шанс сохранить Вас в целости и сохранности. Под стражей.

Словно услышав его слова в комнату вошли четверо стражников.
Де Ласи холодно усмехнулся.
- Значит, я действительно обвиняюсь в измене? – вслед за королем, он сбросил маску вежливости. Теперь его тон был брезгливо-надменным – таким тоном де Ласи говорил когда-то с Робин Гудом. – Что ж, я посмотрю, как у вас получится доказать мою вину.
- И не такое доказывали, - холодно бросил король. - Извольте сдать оружие.
- Неужели? – засмеялся де Ласи, отстегивая меч и кидая его на стол. Туда же полетел кинжал-мизерикорд. – Сдается мне, ваше величество, что вы куда более расстроены безвременной кончиной лорда Баренса, чем это можно было бы ожидать. И это кажется мне крайне любопытным.
- Он неплохо справлялся со своими обязанностями, - тем же тоном заметил король и бросил стражникам. - Уведите.
- Зато теперь место шерифа снова вакантно, - ухмыльнулся де Ласи, без возражений позволяя себя отконвоировать. Молодчина, Гай, подумал он с оптимизмом. – У вас есть уже новый кандидат на примете?
- Пусто место свято не бывает... тьфу, черт возьми, свято место пусто не бывает, - ответствовал король Джон.
Но этих слов монарха де Ласи уже не слышал.
Прошло уже двое суток с тех пор, как рыжая Нэнси отправилась в город, а о ней по-прежнему не было ни слуху, ни духу. Жизнь в лагере текла своим чередом, только Робин Гуд был необыкновенно мрачен и разбойники старались поменьше попадаться ему на глаза. Алан слонялся по лагерю с унылой физиономией и, судя по всему, жестоко страдал.
Гай и вовсе держался в стороне от Робина. Он поставил себе целью научиться стрелять и сломал уже три лука на этом деле.
Гаю не мешали. Даже насмешек в свой адрес он почти не слышал, казалось, всем было на него наплевать. Только юная Джин иногда возникала поодаль, молча наблюдая за его попытками, никогда не делая никаких комментариев. Солнце уже клонилось к горизонту, когда лагерь, наконец, возбужденно загомонил. Нэнси вернулась, целая и невредимая.
Гай отложил пока еще не сломанный лук и пошел на гул голосов. Не мешало бы узнать новости.
Нэнси, раскрасневшаяся и веселая, сидела у костра и с аппетитом поедала вареные бобы, умудряясь разговаривать с набитым ртом.
- Рассказывай, - проговорил Робин Гуд, усаживаясь рядом с девушкой. – Я уже успел проклясть себя за то, что тебя отпустил. Почему ты так долго?
Гай покосившись на девушку, молча сел к костру и делая вид, что точит кинжал, весь обратился в слух.
- Долго, не долго, - фыркнула девушка, энергично работая челюстями. – Думаешь, легко было? Ладно…Король в городе, никуда не уехал. Весь Ноттингем гудит, обсуждают, кого новым шерифом поставят. Народ шепчется, что должность эта прОклятая, старого шерифа сняли, новый погиб, помощник его исчез куда-то… Гисборна стража ищет. Король Джон, по слухам, злой как черт, оттого что добыча из рук улизнула.
- Жаль, что за мою голову награду не обещали - я б все деньги тебе отдал, красотка, - ухмыльнулся Гай, оторвав взгляд от стального лезвия. - А что еще слышно в Ноттингеме?- - Бывшего шерифа де Ласи под стражу взяли, - ответила Нэнси, расправившись с бобами. – Говорят, что его обвиняют в смерти шерифа Баренса…только в это никто не верит, потому что де Ласи постоянно на виду был и из Ноттингема никуда не отлучался. В общем, гудит город, что-то будет, а что будет – никому не ведомо. Про Робин Гуда и его людей ничего не слышала.
- Понятно…- протянул Робин Гуд. – Значит, гостей нам в лесу можно не ждать. Вот и отлично. Но затаиться на время не помешает.
- Под стражу? - от неожиданности лезвие полоснуло по ладони, но Гай этого даже не заметил. Он резко поднялся. - Прости, Робин, но оставаться я больше не могу. Я должен идти.
- Сядь! – резко проговорил Робин Гуд. – Ты никуда не пойдешь.
- Какого черта! - возмутился Гай. - Он же из-за меня под стражей.... а я - тут.
- Ты никуда не пойдешь, - повторил Робин, хмурясь. – Никто из моих людей не высунет носа из Шервуда самое меньше, неделю.
Гай Гисборн словно и не заметил слов главаря разбойников.
- Не поминайте лихом! - сказал он, возвращая кинжал в ножны на поясе и оглянувшись в сторону Робин Гуда, добавил. - Дорогу сюда от меня не узнают.

Больше он не оглядывался.
Далеко ему уйти не удалось. Буквально через пару шагов на его плечах повисла многопудовая тяжесть, и уже через несколько секунд Гай понял, что его очень крепко держат четверо разбойников. Хотя хватило бы и одного Малыша Джона.
- Ты, кажется, не понял, - мрачно произнес Робин Гуд. – Мои приказы в этом лесу выполняются безоговорочно. Либо ты будешь их слушать, как и остальные, либо нам придется разговаривать по-другому.

Гай исподлобья посмотрел на Робина. Это был взгляд волка, угодившего в капкан, но еще клацающего зубами от ярости.
- Попробуй, поговори.... - сквозь зубы процедил он.
- Связался я с тобой, как с фальшивой монетой, - брюзгливо заметил Робин Гуд. – Джонни, свяжи его и пускай в холодке спокойно полежит… может, остынет.
Малыш Джон, не говоря дурного слова, кивнул и сноровисто опутал Гисборна невесть откуда появившейся веревкой. Она плотно стягивала запястья и лодыжки и наводила на нехорошие предчувствия.
Несмотря на то, что положение было довольно скверным, Гай только ухмыльнулся:
- Вот с этого и надо было начинать, Робин.
- Ну, раз по-хорошему ты не понимаешь… - равнодушно произнес Робин, кивнув своим.
Гисборна довольно аккуратно уложили на земляной пол в небольшой избушке. Единственную дверь снаружи караулили двое, а окон в ней, считай, не было вовсе – лишь две узкие щели под самым потолком. Время потянулось очень медленно…
Привыкнув к полумраку помещения, Гай сумел разглядеть у стены грубо сколоченный стол и пару стульев, в углу избушки помещалась постель, состоящая из охапки сена и овечьей шкуры. Несколько попыток принять сидячее положение оказались бесплодными.
Через некоторое время тяжело заскрипела, открываясь. В избушку вошла рыжая Нэнси с небольшой корзинкой в руках.
- Голодный? – осведомилась она у Гая, ставя корзинку на стол.
- Я сыт, - отрезал Гай и отвернулся.
Нэнси это, казалось, не смутило. Она вынула из корзинки глиняный кувшин и поставила его на пол рядом с Гисборном, потом извлекла оттуда же завернутую в чистый кусок холста миску и поставила рядом с кувшином.
- Лучше скажи, если голодный, - предупредила она. – Я помогу, сам-то ты есть не сможешь с руками за спиной…
Гай только отрицательно помотал головой. Чего-чего, а такой помощи он точно не хотел - еще не хватало чтоб его кормили как какого-нибудь младенца или немощного калеку.
- Ну, как знаешь… - девушка вздохнула и наклонилась над Гаем, проверяя узлы на веревке. Рыжие волосы защекотали шею Гисборна. Пробурчав что-то нелестное в адрес Малыша Джона, Нэнси слегка ослабила веревку – теперь она, по крайней мере, не резала запястья.
– Напрасно ты Робина разозлил, - рассеянно заметила девушка, ослабляя веревку на ногах.
- Это мое дело, - Гай попытался отодвинуться. Подобная опека его раздражала.
- Твое, твое… - проговорила Нэнси, разобравшись, наконец, с веревкой. – Только этак ты другу не поможешь. Но ты не отчаивайся, в конце концов, его пока не вешают.
- А ты думаешь, я стану дожидаться пока его повесят? - Гай резко развернулся лицом к Нэнси. - Ушел бы спокойно и никому никакого вреда. Королю ведь только моя голова нужна...
- Об этом надо было раньше думать, - заметила девушка. – Пока ты к Робину не пришел. А теперь ты сам себе не хозяин.
- Раньше Генри ничего не угрожало, - парировал Гай.
- Обратно не переиграть… - начала было Нэнси, но ее слова оборвал резкий скрип двери.
- Я могу узнать, какого черта ты тут делаешь? – поинтересовался от порога очень злой Робин Гуд. – Я всем запретил заходить сюда. Тебя это не касается?
Гай приподнялся навстречу Робину насколько мог.
- Ты слишком груб со своей единственной сестрой, Робин. Можно подумать, что сестер у тебя с полдюжины.... - процедил он.
Фраза Гисборна выбила разбойника из колеи настолько, что тот только ошалело моргнул – такого он явно не ожидал. Нэнси воспользовалась возникшей заминкой, чтобы яростно наброситься на брата.
- Я бы сюда не пришла, если бы у тебя хватило порядочности позаботиться о нем самому! Даже пленный враг имеет право на христианское милосердие, а Гисборн – один из твоих людей! Ты не догадался оставить ему даже воды и хлеба!
- И без хлеба перебьюсь, - буркнул Гай. - Ступай, Нэнси, тут будет мужской разговор.
Гай и сам не очень понял, по какому праву он посмел что-то указывать этой девушке.
- Вот именно, - в этом вопросе Робин Гуд был абсолютно согласен с Гаем. – Иди отсюда, Нэн. Нечего тебе тут делать.
Серые глаза девушки сверкнули льдинками.
- Не смей так со мной разговаривать, Робин! Я никуда не пойду. Что ты собираешься делать?
- Что надо, то и собирается, - ответил за Робина Гай. - Или ты полагаешь, что можешь оспаривать мнение старшего брата? - Гай не любил подобного заступничества, особенно со стороны девушек. "До чего же я докатился?! Лезу в чужие семейные свары " - с ужасом подумал он.
Нэнси уселась на табурет и вызывающе глянула на брата. Тот только рукой махнул.
- Я не собираюсь с тобой препираться, Гисборн, - сказал он, повернувшись к Гаю. – Если тебе есть, что сказать – говори, я слушаю.
- Мне нечего тебе сказать, Робин, - Гай покосился на Нэнси. Просить было не в его правилах, а действовать иными методами не позволяли веревки.
- Дело твое, - не стал спорить Робин. Похоже, слова Гая его совершенно не огорчили. – Можешь отдыхать дальше. А я пойду, у меня дела есть.
- Хватит, Робин… - нахмурилась Нэнси. – Неужели в тебе не осталось ничего человеческого?!
Опека Нэнси бесила Гая больше, чем веревки, стягивающие руки и ноги.
- Нэнси, если я захочу что-то сказать, то скажу это сам....
- Что ты от меня хочешь? – раздраженно поинтересовался Робин у сестры. – Чтобы я его отпустил, и на следующий день Гисборн бы качался в петле вместе с де Ласи, а еще через день к нам сюда нагрянула сотня-другая стражников?!
- А ты хочешь чтобы в петле качался один де Ласи? - не сдержался Гай. - Впрочем не отвечай - ведь это твоя давняя мечта, не так ли? И оставь свою сестру в покое! Она-то тут при чем?
- На де Ласи мне наплевать, - ответил разбойник. – Я никогда не считал, что два трупа лучше, чем один, но у тебя был шанс отправиться вместе с ним на виселицу, и ты этот шанс упустил, придя в Шервуд. Теперь ты один из моих людей, и только я буду решать, каким образом тебе отправиться на тот свет.
- Я тебя прошу, Робин, - вздохнула девушка. – Помоги ему. Пожалуйста.
Гай был просто взбешен - по его мнению его только что практически упрекнули в трусости. Но вместо Робина он почему-то обрушился на его сестру.
- Ты-то хоть помолчи, Нэнси! Разве я просил помощи?!
- О нет, гордый норманнский барон скорее сдохнет, чем попросит о помощи простолюдинку из саксов! – кошкой фыркнула девушка. – Но мне нет дела до того, что ты обо мне думаешь, я хочу помешать тебе сложить свою голову, а заодно и погубить своего друга и всех нас. И, клянусь святым Дунстаном, я этого добьюсь. Робин, я тебя прошу. Ради меня. Тебе этого мало?
Разбойник поморщился, не делая попытки перебить кричащих друг на друга. Когда девушка умолкла, он устало заметил.
- Что я должен сделать, по твоему мнению? Выкрасть де Ласи из ноттингемских казематов? И это все? Или может быть, еще и убить короля Джона или отвоевать Иерусалим у неверных?
- Иерусалим мы уж как-нибудь сами отвоюем, - буркнул Гай. - Все, чего я хотел - это спокойно уйти. Ни одна собака не знает, где я скрываюсь, так что вероятность, что на ваш след нападут исключена.... А как я его вытащу из тюрьмы - это уж мое дело.
Робин Гуд уселся на свободный табурет.
- Замечательно. Я даже не говорю о том, что исчезнув неизвестно куда после того, как тебя обвинили в связи с лесными разбойниками, ты тем самым подтвердил обвинение. Ну предположим, Гисборн уходит из Шервуда, является к королю Джону и говорит – вот он я, признаю себя виноватым в сговоре с Робин Гудом, а Генри де Ласи тут не при чем. После чего король с превеликой радостью вешает их обоих, предварительно вытянув из Гисборна все, что тот знает о нашем лагере. А потом две сотни мечников появляются в Шервуде и вырезают весь лагерь подчистую. Нет, этого не будет. А ты, Нэнси – ты сошла с ума.
- А с чего ты взял, что я собираюсь явиться к королю с повинной? - буркнул Гай. - Будто других способов нет…
- Взять Ноттингем штурмом? – поинтересовался Робин. – Боюсь что у тебя одного это не выйдет. Ты вообще понимаешь, что там сейчас ждут именно тебя? О нет, я не собираюсь понапрасну терять своих людей, даже если это всего-навсего какой-то норманн, который даже из лука стрелять не умеет. И уж конечно я не собираюсь рисковать всем лагерем.
Гай только заскрежетал зубами.
- Тогда нам не о чем говорить. А сейчас оставь меня.
- Я тоже думаю, что так будет лучше, - спокойно произнес разбойник, встав с табурета. – Отдохнешь в одиночестве, успокоишься, образумишься…
- Робин! – процедила Нэнси. Глаза ее метали молнии. Робин тяжело вздохнул.

- Если у тебя есть какой-то конкретный план, я готов тебя выслушать, Гисборн.

- Ничего особенного, - произнес Гай. - Встречусь с капитаном стражи, поговорю.... Меня там еще помнят. - он усмехнулся. - Ну а там что-нибудь да придумаю.

На лице Робин Гуда отразился тихий ужас.
- Какой еще капитан стражи?! Ты разбойник, Гисборн! Ты вне закона, тебя любой имеет право убить безо всякого суда! Уж кто-кто, а ноттингемская стража с разбойниками церемониться не привыкла…один Фармер чего стоит.

- Я о нем и говорю, - без тени смущения заметил Гай Гисборн. - Другого выхода у меня нет.
- Это не выход, - проговорил разбойник. – Это форма самоубийства. Но ты у меня на службе и я тебе это самоубийство совершить не дам, а тем более не дам потянуть за собой всех нас. Лежи, отдыхай.

URL
   

Очень странный дневник

главная